Волк — символ храброго воина

Written by bobrpravda   // 02.04.2013   // 0 Comments

Оборотень Оборотень

Оборотень

Оборотень

Оборотень — человек, способный вращаться волком или заколдованных в этого зверя. Волк — символ храброго воина. Он первопредком, охранником рода.
Культ волка как предка племени и вождя боевой дружины очень распространенный у многих народов Евразии и Северной Америки. Сюжет о воспитании зачинателя рода (а порой двух близнецов) волчицей был известен римлянам, древним иранцам, тюркам и монголам. В североамериканского племени тлинкиты бытовала легенда, что один из предков рода когда-то встретил волка, и тот пообещал сделать его счастливым, после чего род стал считать волка своим прародителем. У многих народов вождь-предок рода обладает тайными знаниями, которые дают ему возможность становиться волком. В древнегерманских эпохе бог воинов-волков Один в потустороннем мире пирует с героями, погибшими в бою и кормит двух священных волков, сопровождающих его как собаки.

Во многих традициях: хеттской, иранской, греческой, германской воинов называли волками. Представление о волчью стаю как единую злютовану жену известно Сван (горной этнической группы грузин). Как свидетельствует историк Л. Зализняк, равно называли волчью стаю и жену воинов у осетин, потомков древних иранцев. Ник грузинского царя Вахтанга И Горгослани буквально означало «вовкоголовий». Хеттский царь Хаттусилиса, обращаясь к войскам, призвал его быть в единстве — как «род волка».
О воинах-волков знали тюркоязычные и монголоязычным степные народы: волка считали предком Чингисхана, волчью голову изображали на знаменах древние тюрки. Скандинавские саги рассказывали о воинах-зверей, которые не знали страха, стыда и сожаления. «Берсеркры» («преобразований в медведей») — участники многих рыцарских отрядов в разных странах Европы, где до недавнего времени широко бытовали легенды об оборотнях и вурдалаков.
Все эти факты, как свидетельствуют ученые, связаны с обрядом обучения и посвящения в воины, что происходило в мужских военных союзах, которые состояли из воинов-волков. Юноши должны были жить нелегкой жизнью волков, приобретая еду самостоятельно в военных походах. Одетые в волчьи шкуры, они убивали и грабили, уподобляясь волков. Склонялись воины-волки перед главным божеством войны в образе волка. Образ воина-волка известен и в украинской фольклорной традиции. Былина о Тугаркана повествует:

Едет Тугарин и Змиевич:
Впереди бегут и два серые волки.
В «Слове о полку Игореве» также присутствует образ воина-волка. О князя Рогволода, Всеслава, который легко опрокидывается волком, сказано: «Сам ночью волком рыскал». Волхв Всеславич мог «до петухов» добежать из Киева в Тьмутаракань. В Ипатьевском списке под 1097 г. рассказывается о хана Боняка, умевшего «говорить» «с волками:» … и когда наступила полночь, то Боняк, встав, отъехал от войска и начал выть волчьим голосом. И отразился ему волк , и стало много волков выть. Боняк тогда, приехав, сказал Давиду: «победа нам есть над венграми завтра».
Геродот, рассказывая о невров — племена, жившие у верховьев Днепра, Припяти и Южного Буга, утаемничував читателя: «Этих людей подозревают в том, что они колдуны. Потому скифы и эллины, живущие в Скифии, говорят, что один раз в год каждый из невров становится волком на некоторое время, а затем возвращается и снова становится человеком «.
На браслете из Галичины, который описывает Б. Рыбаков в своем исследовании «Язычество древней Руси», изображен волка, перебрасывается у ног женщины, держащей в руках или солому, или хворост. По два волка или собаки изображены на каменных стелах, найденных в украинских степях неподалеку сел Сватово и Керносовка.

В то, что волк принадлежит к предкам, зачинателей рода, верили очень давно, особенно на Полесье. Верования эти сохранились отчасти и до сих пор. Рассказывали, что когда волки окружат мужа, то следует назвать имя одного из умерших родственников. Это заставит волков уйти. Встретившись с волком, никогда нельзя было кричать: «Волк!» — Потому скажет: «Чтоб ты умолк!» — И тогда никого не дозовешься. Само слово «волк» в лесу произносить запрещали. Вовка ласково называли «старым», «дедьком», «хорошим господином». Кое-где на Гуцульщине в колядницких обходах (символизирующие приход умерших родственников) вместе с «медведем» участвовал ряженый «волк», зверя звали на Коляду за семейный стол. В западных полищуков среди колядницких масок была и маска волка. Как свидетельствует известный этнолог В. Давидюк, одевание масок в Украинском было связано с чествованием родового божества. Вместе фамилии Волк, Вовчик, Вовкун широко распространены в Украине, так же, как и уличные прозвища, которые часто объясняли тем, что дед в этом роду перебрасывался волком.
Украинские легенды о сотворении мира и всего живого в нем повествуют, что волка создал черт. Однажды он пришел к Богу и пожаловался, что люди совсем не стерегут своего скота. Бог, чтобы люди боялись пускать коров и овец без присмотра, велел черту слепить из глины волка. Но сначала волк вышел велик, и Бог приказал обстругать его. Черт взялся обстругуваты волка, и с больших стружек стали шершни, из меньших — мухи, а из самых комары. Остроганных же волк пришел в ярость от боли и сказал Богу, что кушать не только скот, но и людей. Черт привел волка к людям и натравил его на первого же человека, который в итоге волка перехитрил, випросившись перед смертью помыться и «вытереться» волчьим хвостом. Избитый волк наконец бросился на черта. Теперь, когда волк бежит из разинутой пастью, люди не трогают его, иначе черт убежит от волка — и бросится обратно в человека.
Украинский также верили, что волки едят чертей — и если бы не волки и гром, от которого часто гибнут черти, то их развелось бы столько, что и «мира Божьего не было видно». Подобная легенда есть и у эстонцев, в которых волки поедают не только чертей, но и беспокойных покойников, которые ходят по этому миру.
Св. Юрий в украинском фольклоре — распорядитель и охранник волков, он раздает им добычу, приказывает, кого и где можно съесть. Некоторые исследователи видят в этом образе преемника бога воинов-волков Одина. Кое-где в Украине волков называют Юрию собаками. Часто повествуют и о попечительства св. Юрия вурдалаками. Так, один человек, которого ведьма пустила волком, долго бегал по лесу и захотел есть. Вдруг он увидел св. Юрия на белом коне. Тот тоже заметил оборотня, остановился и свистнул. На свист выбежал из леса волк, которому святой сказал: «Возьми этого своего товарища и поправит ним, потому что он еще неопытен и не может сам себе добыть еды». Св. Юрий назначает на еду волкам не только животных, но и людей. На Харьковщине рассказывают, что один человек захотел воочию увидеть св. Юрия на коне, по которому бежит волчья стая. Ночью он пошел в лес и влез на дерево. Действительно вскоре он увидел святого: Юрий слез с коня, сел на траве, а его окружили волки. Всем волкам святой Юрий указал на их ужин, а одному старому кривом волку ничего было уже дать на съедение. Тогда Юрий сказал ему: «А тебе, старый волк, этот человек, сидящий на дубе!» И уехал. Все волки разбежались, а кривой сел под дубом ждать, когда тот человек слезет. Долго так сидели, вплоть человек пересидел волка. Прибежал к Пильщики, которые вблизи пилили бревна, и начал проситься, чтобы они приняли его к себе. Те приняли, накормили, и он целый день помогал им. А вечером, укладываясь спать, мужчина и начал взывать: «Люди добрые, берегите меня от волков! Возраст на вас за то работать!» Они и положили его среды, покрыли свитами и заснули. Утром проснулись — а его и место вихололо. Волк же съел предназначенную добычу.

Другая легенда рассказывает о волке, который отнял последний кусок хлеба у нищего, за что св. Юрий присудил ему три года работать на этого человека. Волк перевернулся парнем и начал у того нищего хозяина ковалюваты. Сначала выковал три ножа, которые хозяйка продала, купив за то хлеба и железа, а дальше так расширил свое кузнечное хозяйство, начал и стариков на молодых перековывать. Итак, как видим, вовкочоловик или чоловикововк обладает тайными знаниями, недоступными многим. Именно такой тип волка — мудрого хищника. Кроме него, выделяют еще оборотня, который может быть колдуном и сам произвольно перекидывается волком; оборотня-строкаря, на которого в определенное время «такое найдет» — и он должен кувыркаться этим зверем; оборотня-изгоя, которого пустили волком, отомстив; оборотня- молодого, стал волком во время свадьбы. Такую детальную классификацию разработал исследователь этого вопроса В. Давидюк. Он учитывает еще и вовкулачок, которыми часто становятся невесты.
Слово «оборотень» ученые толкуют по-разному: как «волчья шерсть», «волчье племя, род», даже «вовковедмидь». То, что парень-оборотень имел непосредственное отношение к обряду посвящения во взрослые мужчины, в воины, а также к волку-предка, каким считали его определенные племена, свидетельствуют многочисленные переводы.
Очень давно были такие люди, которые могли приобретать звериной подобия или делать других волками. Волшебники перебрасывались волками ночью, а днем снова возвращались к привычной жизни. Преобразованы же на волков обычные люди очень мучились от того. Они бегали по лесу, завивали по-волчьи, жили в берлогах, а при этом чувствовали людьми. Чтобы превратить человека в волка, стоило только накинуть на нее волчью шкуру и прошептать заклинание. Или подпоясать заколдованным ремнем или лыком. Перевернувшись трижды через воткнутые в землю нож — вверх лезвием, — волчьей шерстью обрастали сразу, едва став на ноги. Но главное — знать слова, колдуны и ведьмы всегда держали в тайне.
Особенно легко поддавались их чарам жених и невеста, а также их свадебные гости. Чтобы молодые не стали вурдалаками, отправляясь к невесте, староста или дружка должен сказать:
«Между тремя дорогами, между тремя полями лежит мужчина Никон без рук, без ног, без глаз, без вещей, без плеч. Как бы кто Никон ничем не владие, так на крестному рабу Божьему архитриклину (имя дружка) и на молодому князю (имя молодого) и на молодой княгини (имя молодой) и на его поезда никто ничего не завладие. Во веки веков, аминь «.
Рассказывают, влюбился в красавицу Марию Ведьмин сын и долго ходил за ней, пока ведьма не пришла сватать девушку. Старый казак, Марии отец, выгнал ее из дома ни с чем. С того дня все коровы в доме старого начали давать, вместо молока, кровь. Вскоре знахарка, которую призывали, видшептала коров — молоко снова появилось. И раз в неделю — именно в тот день, когда ведьма натворила бед, с вымени, все равно текла кровь. Прошло несколько недель — и Марию сосватали за Сотникова сына. Свадьба началось весело и счастливо. Только во время венчания люди заметили старую ведьму на середине перекрестка дорог. Сказали об этом дружбе, и он не заметил себе этого. Счастливые молодые вышли из церкви в окружении свадебных гостей и отправились лошадьми домой. И только передние колеса телеги коснулись перекресток, молодой князь и княгиня (так называли когда-то невест) стали волками и оба стрелой помчались в лес, виднелся на горизонте. Гости остолбенели, однако успели заметить ведьму, что растаяла, как дым. И еще чем — он лезвием вверх сверкал на перекрестке. Старый отец загилакав-захотел и послал за сыном, который служил в армии. Приехал молодой казак и, хорошо все разведав, сделал засаду у загона — в тот день, когда коровы давали кровь, вместо молока. А в полночь показалась из мрака ведьма. Схватил ее тогда за волосы и начал бить кнутом, пока не выведал, как вернуть сестре и зятю человеческий облик. «Ну, — говорит ведьма, — умел ты меня поймать, дай теперь слово, что не убьешь меня, если правду тебе скажу». И когда казак пообещал сохранить ей жизнь, ведьма дала ему тогда пучок своих волос, чтобы он сделал из него заряд для пистолета. Выстрелив в заколдованных вурдалаков, он сможет превратить их в людей. Так и случилось, когда у одного села казак увидел двух измученных волков с печальными человеческими глазами …
А то, было как-то, шли два товарища: один такой, что знал всякую всячину, а второй — обыкновенный парень. Тот, что знахарем был, и говорит: «А давай вурдалаками поперекидаемось и девушек Бен». Вот он сам перевернулся, товарища волком сделал — и пошли к девушкам. Напугала всех на вечеринках и пришли под вербу — откидываться. Тот, который знал все, — снова стал таким, как и был, а товарищ его перебрасывался-кувыркался и так оборотнем в поле и побежал … ходил до самого Рождества. И не ел, потому что оборотни не могут, как настоящие волки кормиться, как украдут где кусок хлеба у человека, едет по дороге, или облизывают те места на деревьях, к которым люди руками когда-то касались. Пришел на Сочельник этот оборотень под родительский дом и заглядывает в окно. А иметь именно раскладывает ложки на столе, отец с братьями садятся ужинать. «Вот тебе, старик, а тебе, сыну», — говорит мать. А оборотень как завоет под окном. Все и испугались. Выбежали и к волку, и давай его бить. Старший сын как ударил серого по спине — так на нем шкура волчья и лопнул. «Постой же, не бей меня, я твой брат», — послышался голос. Имеют вурдалаки под мышкой такую ??ямку, в которой сходятся концы шкуры, через нее и выходит человек наружу. Средствами преобразования также были ярмо, ремень, лента, ржаная перевесло, веревка или пояс, чем, свеча, пробегания между ногами того человека, который пустила волком.
Чаще вурдалаками становились на Рождество — такие верования существовали в Галичине, что было связано с «волчьими дни» — периодом, который начинался поздней осенью и заканчивался на Коляду. В настоящее время волчья стая активизировалась, обучая молодняк. Часто короткий зимний день, солнечное затмение объясняли тем, что небесный волк проглотил солнце. На Коляду приходилось и возвращения вурдалаки — как завершение определенного одно-, трех-или семилетнего цикла, которым означали вовкулакування. Именно столько лет продолжались военные походы воинов-волков во время инициации — посвящения юношей в взрослые мужчины.

После такого посвящения юноши получали право жениться. Отсюда — представление о женихе-оборотня и похищения девушек волками. В одной из песен говорится о таком, он, не боясь матери, вышла к нему с кочергой, похищает девушку. Отсюда эротическая символика волка в фольклорных текстах, где акцентировано внимание на его непомерно больших половых признаках.
Отдельно следует сказать о «врожденных» оборотней, именно они имели способность превратить другого человека в волка. Если беременная женщина «в такое время» увидит живого волка, то ребенок родится оборотнем. Такое же может случиться, когда будущая мать ненароком съест мясо задранного волками животные. Оборотень родится и после зачатия «против святой воскресенья». «Врожденные» появлялись на свет вперед не головой, а ногами, а также имели при рождении зубы. Именно таким считали атамана-характерника Ивана Сирко. Татары зовут Сера шайтаном. Рассказывают, что атаман был необычайно сильным и никак не мог умереть, его не брала ни сабля, ни пуля. Легко Сирко мог якобы кувыркаться волком и борзой, а именно его фамилия непосредственно указывало на его «волк» происхождения и было, надо полагать, казацким прозвищем.
Такие переводы не единичны: в украинском фольклоре существует, кроме того, сказочный Сученко, рожденный собакой (см. статью «Собака») и другие. Волшебные сказки сохранили и образ железного волка, который помогает герою получить жену. Другая сказка — в записи Марка Вовчка — намекает на супружескую жизни с волками: «Была такая дама, любила волка. Сделали ей кова и за изного волка, взяла его в покое, так им радуется, так ему есть дает, и есть , и пить, а он не хочет ни есть, ни пить. Так ему Бог дал, что он ожил … » Наконец, железный волк, подушившы весь скот в хозяйстве, добирается и до самой дамы. Ибо сказано: «Сколько волка не корми — он все в лес смотрит».


Tags:

Оборотень


Similar posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*