Ужин для дедов: наши традиции и обряды

Written by bobrpravda   // 29.05.2013   // 0 Comments

Ужин для дедов

Ужин для дедов

Изначально у нашего народа было развито высокое чувство уважения и уважения к тем, кто отошел в вечность. И касалось это не только родословных лиц, но и иностранцев, которых судьба забросила в далекие края. Поэтому давайте вместе вспомним наши давние и добрые нравы.
Не все, очевидно, знают, что первоначальная форма — еще до введения христианства на Руси — захоронение набижчикив осуществлялась через трупосожжения. Возле тела покойника сначала устраивали обрядовую утку с всевозможными развлечениями и ритуализированным представлениями. По завершении обряда тело ?отдавали огня?, то есть проводили кремацию. На месте сохрани высыпали высокую могилу. Особенно торжественно делали эти обряды в честь удельных князей, воинов и знатных людей.
До недавнего времени почти на всей территории Украины было множество таких захоронений. В народе эти места считались священными — их раскапывали и не раскрывали. К сожалению, в последнее время некоторые хозяйственники посягнули и на всенародные святыни. Большинство курганов уже распаханы.
С принятием христианства обряд трупосожжения были заменены погребением тела покойника в могилах. Но уважение к древним курганов осталась незыблемой.

Поэтому уважительное отношение к предкам, что вошло в обиход в научной терминологии как ?культ предков?, давно мало высоконравственные черты. Одной из форм была неоспорима уважение к покойникам. Издавна места, где хоронили умерших, как уже говорилось, считались священными. Преимущественно это были-холмы, обиччя путей и кладбище культовых сооружений. При этом пытались избегать соседства с развлекательными заведениями или общественными ячейками. Чтобы могилкам предоставить своеобразной камерности и уюта, на кладбищах высаживали специальные породы деревьев, в зависимости от региональных природных условий. На Полесье, скажем, это сосна, ель, акация, калина, ива, береза. На гробках приживляли также и традиционный барвинок. В древние времена на местах захоронений обязательно высаживали и дубы: как мы знаем, именно это дерево считалось ритуальным: у него дайбожичи устраивали капища, производили жертвоприношения, из них изготавливали ритуальные статуи, поскольку дуб символизировал долголетия и бессмертия. Поэтому его нельзя было использовать для хозяйственных нужд. Это уже позже этот обычай потерял свое первоначальное значение.
Погребальный обряд имеет свои строгие каноны. По христианскому обычаю покойников хоронят головой на запад. Кроме того, на кладбище раньше запрещалось хоронить тех, кто умер ?не своей смертью?, то есть покончил с собой или утонул, а также убийц, развратников и т.п.; их могилы находились за чертой кладбищ. Таким образом христианская мораль остерегала от нежелательных поступков.
В нашем воображении крест на могиле — извечный атрибут захоронений. Однако появился он значительно позже, чем христианство стало господствующей религией на всей территории Украины — середина XVII века (имею наьувази глубинное Полесья, где еще долго верили в дайбожичив). Сначала на местах захоронения насыпали небольшие холмы и обносили их ?Заруба? или ?засечками?. Обтесанные, квадратной формы брусья закрепляли на концах ?в замок?, то есть в зарубы. Такая форма связки углов характерна для древних жилищ и культовых сооружений. Остатки Заруба сохранились и на Золотых воротах в Киеве, которые в свое время строили мастеру из Полесья.
Количество Заруба зависела от толщины брусьев. Это в основном два или три венца. Вместо креста на могилу клали камень или высаживали дерево, преимущественно березку, и озелененные барвинком. До сих захоронения ?в зарубы? сохранилось только в одном селе на Украине — Сварицевичах, что на Ровенщине.
Могилы, как правило, ограждали заборами или высаживали деревья. На них запрещалось выпасать животных, организовывать любые забавы или игры, вырубать для хозяйственных нужд лесонасаждения. Каждый, кто заходил на могилы или проходил мимо, непременно снимал головной убор, отдавая дань покойникам.
Это касалось и одиноких в степи или сбоку дорог захоронений, преимущественно казацкой ? ких и чумацких могил. К ним всегда относились с особым уважением. Казаки, отправляясь в поход или возвращаясь домой, непременно останавливались у погибших собратьев, вспоминали их незлым тихим словом, отдавая дань выстрелами из мушкетов.
Многие песни воспевают и чумацкие захоронения. Путешествуя длинными и нелегкими путями багатостражденнои Украины, многие из них умирали в пути. Помните известную народную песню:
Ой в поле колодец, чумак волов поит.
Волы ревут, воды не пьют: дорожку слышат.
— Хотя же вы, серые волы, и в Крым не сходили,
Как вы меня, молодого, навек огорчили. —
Умер, умер Чумаченко в воскресеньице утром,
Похоронили чумака в зеленом овраге.
Насыпали Чумаченко высокую могилу,
Посадили на могиле красную калину.
Прилетела зозуленька и сказала: ?ку-ку!»
— Дай, сын, давай, орел, хоть правую руку!
— Ой рад бы я, моя мать, обе подать,
Да навалилась сыра земля, нельзя поднять!
Хоронили чумаки своих собратьев с большими почестями. Преимущественно на обочинах или перекрестках битых путей. На могиле высыпали высокий холм, ставили крест и высаживали калину, иву или тополь. Каждый раз, проезжая валками, чумаки имели обычно досыпать на возвышение шапку земли, от чего захоронения всегда были заметными. Именно это обстоятельство, по-видимому, и послужило Тарасу Шевченко благословиться в ?Завещании?: чтобы ?было видно, было слышно, как ревет ревущий?.
К казацких и чумацких одиноких могил в народе всегда относились с особым благоговением. их постоянно ухаживали, высаживали цветы, кусты калины. Об этом говорит и песня:
Да и высыпали на дороге
Высокую могилу,
Посадили в изголовьи
Калину.
Будут птички прилетать,
Калинка есть —
Будут ему приносить
С Украиной вести.
Получать по Украине вести — извечное желание тех, кто умирал вдали от родной земли. Изначально праглося человеку найти постоянный приют у своих родных и близких. Но не всегда это удавалось. Умирая на чужбине, защитник отчей земли надеялся, что и после смерти он останется в памяти своих потомков. Вот почему во многих песнях воспевается печаль и тоска по родной земле. В какой-то мере это было компенсировать давняя украинская символика — китайка как обязательный атрибут в похоронах казаков и чумаков, военная или профессиональная амуниция и, конечно, национальные символы, о которых так поэтично и волнующе сказал Василий Симоненко:
И если падешь на чужом поле,
Придут из Украины ивы и тополя,
Станут над тобой, листьями затрипочуть,
Тоской прощания душу защекочут.
Сколько их, безымянных могил, разбросаны по всей планете. Это и эмигранты, нелетучая судьба которых гнала на заработки в заморские края, и тысячи казаков, силой отправлены жестоким тираном Петром I на строительство северной столицы и на костях которых среди болот вырос город, и великомученики сибирских ссылок, строители Беломорско-Балтийского канала, и миллионы каторжников и убиенных органами НКВД в сталинских лагерях и крупнейшего людомору в 30-х годах … А еще сколько полегло в боях Великой Отечественной войны. Большинство из них так и не вернулись в родные места.
Живой, говорит народная пословица, думает о живом. Но чем дальше уходят годы, человек начинает глубже и насущные осознавать, что она в этом мире временный гость. Поэтому предусмотрительнее крестьяне пытались заранее подготовить ?насмерть? одежду (кстати, этот обычай среди пожилых людей сохранился кое-где и до сих пор). ?Это для того, — объясняют информаторы, — чтобы не нанести лишней семье, ей и без этого будет нелегко …?
В древности было обычно: старики заранее заказывали гроб. ее должен сделать соседский плотник — родным и близким запрещалось принимать в этом участие. Гроб, как правило, должна быть наполненной зерном, ибо говорили, ?когда она пустует, то быстро зовет мертвеца?.
Неписаным был обычай выполнить последнее завещание покойника. В основном это касалось как, где и у кого похоронить, каким образом распорядиться посмертным имуществом и т.п.. Даже при семейных невзгод, последнее завещание покойника непременно выполнялся: кто нарушал его, подвергался общечеловеческую пренебрежение.
Глубокие корни народной морали охватывало все нюансы ритуально похоронных обрядов. Традиционно в селах, если тяжело болел человек, то об этом сразу узнавали земляки. Каждый, преимущественно сверстники, соседи, родственники и друзья, имел обязанность прийти к уже обреченного человека на так называемое ?прощание? или ?прощение?. Эта высокогуманных акция продиктована самыми благородными побуждениями — человек, навечно уходит из жизни, имеет очиститься от ?светских грехов?.
Грех в народном понимании категория конкретная, кроме понятий религиозных, среди простого народа существовали и чисто житейские. В повседневных взаимоотношениях всякое случалось — и ссоры, и обиды, и коварные поступки. Нередко они перерастали в долговременную вражду или неприязнь. Незаслуженно нанесена травма воспринималась как тяжкий грех, искупить который мог человек искренним раскаянием и извинениями. Для этого были в предметы самые разнообразные формы. Самой основной — это предсмертные прощения. Ими, собственно, и полагоджувалы подавляющее большинство грихотворних поступков.
Приходя на ?прощение?, друг другу говорили: ?Я согрешила (или согрешил) перед тобой, в чем искренне раскаиваюсь. Прости меня за содеянное ?-? Прощаю тебе, — отвечал оппонент, — но и ты прости меня, может, и я согрешила (согрешил) перед тобой злым словом, необдуманным поступком ?. Трижды повторив такие или близкие диалоги, люди напоследок целовались.
… Человек отошла от жизни. Это событие всегда болезненно воспринималась среди односельчан. Традиционно было святым долгом прийти на прощание с покойником, облегчить горе родных, проводить его в последний путь. В этот день, как правило, прекращали любые общественные работы, развлекательные действа и забавы. Во время траурной процессии, в которой принимали участие все жители села, будили всех, кто спал, даже младенцев, чтобы ?отдать последний долг?. Гроб преимущественно несли на руках, делая остановки на перекрестках дорог и местах, так или иначе связанных с прижизненными действиями покойника.
Для каждой возрастной и профессиональной категории людей существовали, несмотря на общность, и отдельные виды погребальной обрядности. О похоронах незамужней девушки или юноши стоит упомянуть, поскольку этот обычай на большей территории уже лишился.
Издавна на Украине, когда умирала девушка или парень, их хоронили по специальному сценарию, с так называемым ?свадебным церемониалом?. Для примера приведу описание похорон девушки на Волыни.
В народе его называют ?с церемонией?, то есть с воспроизведением некоторых элементов свадебного цикла. Покойницу наряжали в белое брачный наряд и ?фата? — свадебный венок (иногда косы оставляли расплетенными). В изголовье клали цветы, рядом — кольцо и платок, а наспид — платье (если хоронили парня, то — трубку, кошелька с Бакуном, медовку, то есть то, ?что он употреблял?).
Сосновую гроб обивали черным товаром, а поверх него застилали белый перкаль, на концах которого делали ?зубчики?. Гроб в могил несли лишь на руках шестеро ребят в черных одеждах с черными и желтыми лентами; ими, как и вышитыми полотенцами, связывали за свадебным обычаем, будто сватов, остальные юношей имели на руках белые повязки (обычно белый цвет символизировал девственность девушки, черный — печаль, а желтый — разлуку).
Впереди шла длинная шеренга девушек с венками, за ними — мужчины ?сопровождали? дубового креста, перевязанного полотенцем.
Четыре девушки с белыми повязками несли на полотенцах прикрыто ковром веко и венок и каравай (если это был парень, то вместо каравая держали хлеб с полотенцем). Мать, побиваясь, причитала:
Ой моя золотая деточка,
Ой что же ты наделала?
Куда ты спорядилась?
Ой не ожидала я такого печального весиллечка …
… Ой моя доченька!
Какое же твоя свадьба грустном!
Откуда тебе выглядеть-
Или с горы, или из долины,
Или с высокого кургана? ..
Чтобы разбавить родительскую сетовать присутствуют вполголоса припевали давний килькаголосий кант — ?Песню о смерти?, которая в XVII веке была распространена среди украинского населения:
Говорят люди, что я умру,
А я хочу жить;
Сколько бы жить на земле,
А умереть надо.
Осталось серебро-золото,
Дорогие одежды,
Их нельзя с собой
На тот свет забрать …
В погребальном обряде множество специфических мероприятий: когда в доме покойник, прикрывают зеркало, останавливают часы, не приветствуются вслух (только поклоном головы), не заметают комнате, гроб выносят из дома ногами вперед, погребальную процессию обязательно заканчивают до захода солнца. К этому следует добавить, что по покойнику отмечают поминальные дни — девятый, сороковой и роковый. По народным представлениям, душа покойника находится в доме 40 дней, а затем она окончательно покидает ее, поэтому на протяжении этого времени в доме держали кутью — разведенный на воде мед, ?чтобы душа не голодала?. Обрядовая питье также носили и на могилы.
Люди давно верили, что когда умирает человек, его оставляет душа, есть нематериализованный дух, который продолжает жить отдельно от тела. С ним, то есть духом, связаны разнообразные обряды и верования. Считалось, что душа может навищаты дом, напоминая тем самым, что ее помнят или домочадцы не соблюдают своих отношении умершего, обещаний нарушают завет последнего. Поэтому, очевидно, люди так жадно верили в правдешнисть снов и сновидений.
Именно с душой связаны обряды ?взаимосвязей с покойником?, с помощью которых наши предки чествовали ?культ предков? — сохраняли длинную и прочную память о человеке.
На сегодня у нас сохранился лишь единственный обычай почитания умерших. Я говорю ?провода?, которые приходятся на первый после Пасхи неделю. В каждом селе в один из определенных дней собираются семьями на могилах и поминают ушедших из жизни.
На Украине существовало несколько равнозначных поминальных дней, которые в одних регионах называли ?дедами?, в других — ?память дедов?, а еще где-то — ?ужин для дедов?.
Присутствует во всех накличках термин ?деды? не случаен. В древности он суголошувався с найпошанивнишою в роду человеком — дедушкой, то есть старейшиной. Окутаны жизненной мудростью седовласые патриархи испокон веков считались конденсаторами глубокой памяти и пророчости на будущину, а затем к их советам не только прислушивались, но и обращались за помощью в трудные времена. их слово было законом и окончательным решением в общественных делах. ?Не иди к мудрецу, — утверждает народный фразеологизм, — а поди к деду, потому что он лучший мудрец?, ?Общество, — говорит другой афоризм, — великий человек, но без старейшины и она сиротеет?. Поэтому собирательный образ деда, как мудреца рода, переносился и на предков — глубину памяти, непрерывность поколений, посвященная родословных традиций. Не случайно в сфере обычного права термин ?дедовщина? означал наследство, переданное предшественниками, по которым должны жить и действовать потомки.
Так вот, именно с обрядом ?дедов? (подобный — ?дзеды? — есть и у белорусов) и связана традиционная почет к предкам. их производили каждого времени года. Зимние ?деды? приходились на мясоед — вторую неделю перед Великим постом (20 февраля на Парфения) весенние — на второй после Пасхи (современные провода), летние — на последнюю пятницу на последней неделе перед Зелеными праздниками и осенние — на конечную пятницу и субботу перед Филипповский запусками.
В эти дни, как правило, не принимали браков и не организовывали любых развлечений. В течение дня хозяйки пытались приготовить ужин с обрядовых блюд. Вечером семья садилась за стол и вспоминала поименно ушедших. Непременным ритуалом пира было изготовление колеблется, которую ставили на подоконник или покуть, ?чтобы деды поужинали?.
На поминальные дни кто-то из семьи или и вместе шли на кладбище — ?несли ужин дедам?. Перед этим могилы убирали и зажигали на них свечи. Этот обычай до сих пор сохранился в западных областях Украины — Прикарпатье и Закарпатье. Правда, здесь отмечают лишь ?осенние деды?. Остальные действ уже потеряно. В связи с этим стоит вспомнить о еще одном ушанивок, связанный с памятью предков. Хотя он, может, не имеет прямого отношения к ?дедов?, но все же детерминирует ?непрерывность родословной?. Сохранилось этот обычай на Украине только в одном, уже упоминавшемся нами селе Сварицевичах, что на Ровенщине.
Утром на Зеленое воскресенье (Троицу) в могил стекается множество народа. Приезжают родные и близкие из соседних сел, даже городов, чтобы, как говорят местные жители, ?поговорить с покойниками?. Правда, это касается тех, кто отошел из жизни сравнительно недавно — в течение последних нескольких лет.
Могилы застилают скатертью или полотенцами и обкладывают аиром. После небольшой паузы ближайшие родственники — жена, мать или сестра, склонившись над могилой или сбоку креста, начинала ?исповедоваться? — в речитативного форме переводить новости, которые произошли в течение года в семье, если же это была могила матери, то рассказ шла о ее детях — кто женился выехал из села, как им имеется в этом мире, а когда ?плакала? мамочка, то источала печаль, почему так рано дочь или сын отошли из жизни, тогда как их ровесники женились, имеют детей …
?Разговор с предками? скорее напоминает древние плачи или причитания над покойником, но с одним отличием — они уже не такие экспрессивные, как это имеем в погребальном обряде. Кстати, плачи (?оплакивание?, ?жалоба?, ?побивание?)-также одна из традиционных форм захоронения действия. В народе к ним относились с особым вниманием. От того, кто оплакивает, воспринималось присутствовать его отношение к покойнику.
В Оплакивание весьма поэтические тексты, с помощью которых произносились сердобольные спичуття (сейчас их подменили прощальными речами). В каждом случайные плаче причитания имели свои тексты и формы исполнения. Особенно волнующими является причитания матери над дочерью или сыном, дочери над матерью или отцом, сестрой или братом; менее ?сочувствующие? тексты над гробом свекра или свекрови, тети, тети и т.д.. Да это и понятно: чем ближе человек, тем жалобливишою становится скорбь.
Но далеко не каждый мог публично выразить эмоциональные переживания. В таких случаях в селах были, как правило, ?штатные? женщины, безупречно владели этим, если можно так выразиться, искусством. Собственно, их услугами и пользовались отдельные семьи.
… ?Ужин для дедов?. Вспоминая этот древний обряд, еще глубже осознаешь исконную мудрость предков — таким образом наш народ пытался почтить нетленную память о тех, кому не суждено судьбой отдыхать рядом и куда придут ни вербы, ни тополя , даже не долетит птица клевать калины, если она и сойдет на могиле покойника.
Для нас, живущих, этот обряд особенно нужен. Ведь каждому есть для кого готовить ?ужин дедам?, есть кого приглашать на нее — миллионы братьев и сестер растерялись в безымянных могилах на всех континентах планеты. Наш святой долг перед предками и потомками-оставить добрую память о тех, кто не вернулся в отчий дом, и таким образом передать нашим детям и внукам святость родословных законов. Итак, должны вернуть в каждый дом и каждый дом, если хотим, чтобы и нас помнили грядущие поколения, национальную обет — ?ужин для дедов?.


Tags:

Ужин для дедов


Similar posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*