Сороки и вороны — символы, связанные со смертью, потусторонним, злой силой

Written by bobrpravda   // 18.05.2013   // 0 Comments

Сороки и вороны Сороки и вороны

Сороки и вороны

Сороки и вороны

Сороки и вороны (грачи, вороны и галки) относятся к так называемым «нечистых», черных птиц. Они преимущественно зловещими символами, связанными со смертью, потусторонним, злой силой. Хотя круг мифологических представлений о черных птиц значительно шире. Они связаны с детьми, а значит, и с момента рождения. Эти пернатые обладают магическим камнем и тайной спрятанных сокровищ. Ворон в мифологии многих народов занимает почетное место как птица, создавал мир, как тотем, первопредок.
По легенде, ворон, когда мягкий и белая птица, был послан с Ноева ковчега, чтобы узнать, закончился потоп, но набросился на стерва и не вернулся. За то и был наказан Богом: стал черным, кровожадным, он был обречен вечно питаться падалью.
По другим легендам, черных птиц создал дьявол. Так, сорока создана чертом и служит ему коня. Поэтому забитую сороку привязывают в конюшне, надеясь, что нечистая сила ездить на ней и не затрагивать лошадей. Черт может кувыркаться вороном, летать ночью над домами и поджигать крыши. Ведьму можно узнать по тому, что ворон сидит на ее доме. Над домами умирающих ведьм и колдунов кружат вороны, чтобы забрать их души в ад.

Говорят, что ворон живет сто, триста, а то и более лет. В Чистый четверг до восхода солнца он купает своих малышей в реке (известно, что «непочатая» вода обладает целебными свойствами). Человек, который хочет избавиться язв на теле, имеет опередить ворона в купании.
Ведьмы и волшебники обращаются воронами, а вороны, наоборот, — перебрасываются волшебниками. Ехал человек дорогой верхом, а навстречу катится клубок — и ударил лошади по ноге. Лошадь стал хромать, а муж взял тот клубок, привез домой и надел на кол. Видит, вместо клубка висит женщина. Взял он ее в дом и говорит: «Ну, попалась, теперь я тебя сожгу!» И бросил ее в печь. А она перевернулась ворону, вылетела из печи и вы несла с ней весь огонь.
Больше всего ведьмы любят кувыркаться сороками. Попросился когда-то путники к одной женщине переночевать. Пустила его хозяйка в дом. Видит он: пол чисто смазанный желтой глиной, а через всю комнату тянутся веревки. Он и спросил, зачем они. Хозяйка ответила, что принимает у людей стирать белье и на веревках сушит. На самом деле все было не так. Хозяйка оказалась «старшей» в селе ведьмой, и к ней сходились другие колдуньи, чтобы совершенствоваться в своем мастерстве. Мужчина залез на печь, но не спал и видел, как женщины начали делать все как хозяйка: намазали себе под плечами осиновой корой, перекинулись через веревку, сделались сороками и вылетели в трубу.
О происхождении сорок рассказывают, что однажды этой птицей перевернулась ведьма, и так ею и осталась. С тех пор появились на свете сороки. Говорят, что однажды один дед поймал сороку за хвост, она вскарабкалась и полетела, а в руках у деда осталась женская рубашка.

Сороки и вороны, по мифологическим представлениям, состоят на службе у Бабы-Яги («карга» — слово, которое означает ворону, злую старуху и ведьму). Как и Баба-Яга, они связаны с детьми. Среди украинских текстов-формул о появлении детей, есть такие, в которых детей приносят не аисты, а именно вороны. Кувыркаются воронами проклятые матерями дети. В детской игре-игрушке «Сорока-ворона кашку варила …» сорока-ворона символизирует старуху пленницу, которая угощает детей обрядовой «бабьей кашей».
В украинском фольклоре сохранились остатки почтенного отношения к ворону, в сказках его называют Вороном Воронович, он обладает тайной живой и мертвой воды, знает и имеет то, что является недостижимым для других. Связан ворон и с богатством. По представлениям, в его гнезде скрывается золото. В белорусской сказке рассказывается, как наследники одной скупой помещицы, надеясь найти клад, разрыли ее могилу и увидели на ее груди ворона. Он вытаскивал из подушки деньги, которые покойная туда спрятала, и совал ей в рот, однако приблизиться к денег никому не дал.
Как существо, долго живет на свете, ворон считается мудрым. Магия заговоров обращается к образу черного ворона, когда надо остановить кровь и уберечь от сглаза: «В чистом поле синее море. На синем море стоит черный ясень, на черном яворе сидит черный ворон: черная голова, черные глаза, черные брови, черные когти, черные ногти. И кричит-кричит, когтями-ниггямы погрибае, уроки-урочища отбирает «.
Смерть представляли черным птицей — большим и хищным. Он вроде налетал сверху, падал на человека, хватал домашнюю птицу. Чтобы отогнать смерть от села, в первый понедельник Петровки проводили обряд «гонения шуляка». Женщины готовили обед, шли на выгон с песнями, танцами, шутками. Мужчины приносили убитых и привязанных к тычок Шуляк и воронов, женщины поднимали их высоко вверх и направлялись в лес. При этом пели песни-заклинания. После происходило «захоронения Шуляк-черную птицу» (то есть смерти) в лесу. В обряде не участвовали мужчины, только женщины, с ними могли быть дети шести-семи лет.
В украинском сложилась целая система представлений о смерти и загробной жизни, она руководила моралью и поступками людей, их отношением к живым родителей и чествованием умерших. Для народного сознания много значило то, чтобы в похоронах были соблюдены все обычных норм. Различные села могли иметь свои обрядовые различия, но обязательным для всего народа было требование ритуального захоронения: с исповедью, оплакиванием умершего, проведением его на кладбище в последний путь и с поминками. Поэтому и сокрушается казак на чужбине, не будет там кому его оплакать, т.е. похоронить как положено.
Козака, убитого на поле боя, хоронили его товарищи, если не было возможности завести покойника домой. Когда по какой-то причине люди не прятали умершего казака, похороны ему в думах «одправлялы» птицы и звери. Преимущественно это были волк, орел, сокол или ворон. В думах и исторических песнях подается типичная картина: умирающий в поле казак, в ногах его верный конь стоит, а в головах черный ворон каркает.
Беглец из турецкой неволи в думе «Побег трех братьев из города Азова» просит птиц подождать, пока «душа казацкая с телом расстанется»:
Тогда же вы будете на черные кудри наступать,
Из-под лба черные глаза висмикаты,
Под зелеными яворами прятать
И камышами укрывать …
Да желтую кость по чистому полю будете розношаты,
Потому что никому будет меня в сырой земле похоронить.
Несмотря строгий натурализм изображенных картин, даже в самой сцене смерти просвечивается идея бесконечности жизни, его высший смысл.
Фольклорные произведения свидетельствуют тотемное происхождение образов птиц и несут в себе отголоски древнего обряда тотемного жертвоприношения. Вскрытие мертвого составляло в древности часть жреческого ритуала, который означал символическое повторение первородного убийства и расчленения жертвы, в результате чего когда-то появился мир.
Над рекой ворон кряче
Михеева мать плачет …
— Не плачь, мать, не горюй!
Не очень его застрелен:
Головушка четвертинки,
А сердечко нашестеро,
А ножечкы на гишечкы,
Белое тело, как мак, мыло.
Поедание частей тела жертвы и питья крови также входило в ритуал. Из всех птиц ворон кровожадный. Рассказывают, что стая воронов летала за войском, предчувствуя большой пир.
Кровця следы заливает,
Черный ворон залетает,
Тоту кровця изпивае.
Садясь на мертвого и выпивая кровь, ворон продолжал жизнь — жизнь не отдельного лица, а вечное, вселенское, составлявшее цель и смысл древнего жертвоприношения.
Сороки и вороны — вещие птицы. Колдуньей ворона выступает в волшебной сказке. Отдал отец сына в науку к волшебнику, чтобы всякой языка научился: или птичка запоет или лошадь заржет, или овца бекатиме. Прошел год, захотел забрать человек своего сына, а учитель из него триста рублей взял. Вот идут они дорогой, а ворона летит и кричит: «Сын будет ноги мыть, а отец воду пить». «О чем, сынок, ворона кричит?» — Спрашивает отец. Сыну стыдно было признаться: «Не знаю, — говорит, — отцу». «Тьфу, какой дурак! И за что я отдал триста рублей?» Конце сказки рассказывается, как сын после тяжелых испытаний женился на царевне и сам стал царем. И однажды пришел на царский двор вместе с другими нищими его отец. Царь приказал накормить просителей и спать уложить. Ночью отец захотел пить и начал искать воду. Нашел миску с водой, где царь ноги мыл, и напился. И узнал царь своего отца, вспомнив воронье карканье.
Приносит слухи «на хвосте» и сорока. «Сорока скрежещет, потому гостей хочет», — говорят.
Однако сорок и ворон не любят за то, что от них скорее можно ожидать плохой вести, чем доброй. Диалектные названия ворона «гроб», «могильщик». В российских причитаниях смерть залетает в окно черным вороном. У болгар ворон извещает о смерти криком «кро-кро!» (То есть «кровь-кровь») или «обще! Общест! Общест!» (Гроб, гроб, гроб) у поляков — «Игир-Игир!» («Труп!»). Чтобы предотвратить беду, поляки трижды плюют вслед вороне, а в Галичине ворону говорят: «Тьфу, пек тебе и осина! На голову, на зуб и на короткий век закрач себе!»
С образами сороки и вороны связан мотив воровства. Сороки любят блестящие вещи и крадут их, чтобы спрятать в свое гнездо. Считается, что в волчьи гнезде должно быть золото и серебро. Верят, что человек станет вором, если съест сердце или мясо ворона. В легенде ворон разоблачает перед Богом св. Петра своим криком «украл!» (А кукушка кричала «купил!»). Карканье вороны и скрекотиння сороки обыгрывается в звукоподражательных шутках. Так, ворона, найдя кизяк летом, кричит: «Гувно!» — А зимой, сидя на мерзлом навозе, говорит: «Калач! Пищу! Да-да!» А на вопрос сороки: «ли кислое?» — Отвечает: «Ничего!»
Впрочем, несмотря на все неприятные моменты, связанные в народном сознании с символикой сороки и вороны, существует пословица, удостоверяющий вполне позитивное отношение к этим птицам: «Живи с сороками и воронами — они на юг не летают».


Tags:

Сороки и вороны


Similar posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*