Развод по-украински: история,наши традиции

Written by bobrpravda   // 06.06.2013   // 0 Comments

Развод по-украински

Развод по-украински

По нормам обычного права брак рассматривался как гражданская сделка, ее, как и каждую сделку, можно было заключать и разрывать. Расторжение брака в документах XVI — XVIII вв. называлось по-разному: в одних случаях «развод» (очень редко), «розлученье», «распутство», «розпущенье (или визволенье) с малженства», в других «розстанье», а у мещан — «разлука». До введения церковной формы брака развод осуществлялось после внесения соответствующей суммы старости через гражданский (земский, гродский) суд. Показательный в этом отношении документ — описание (люстрация) государственного имущества, проведенный в отдаленных уездах Подолье (Барском и Каменецком), из которого видно, что еще во второй половине XVI в. на южных границах Киевской и Подольской земли браки заключались и разрывались без участия церковных и светских властей на уровне обычного права. Надо было только сообщить Старостинский правительство о факте заключения или расторжения брака, заплатив при этом пошлину — «поемщину», «разводы», «куницу.
Такая практика расторжения браков не совпадающее с директивами канонических и государственных законов. По Литовским уставом, развод полностью было отнесено к компетенции церковного суда. Светской, гражданским судам предстояло заниматься имущественными делами супругов после постановления духовного суда. Если духовным судом было признано, что брак разорвался по вине женщины, тогда она теряла приданое и вино, когда же признавали виновным человека, тогда за женщиной оставалось и приданое, и вино.

В жизни при расторжении браков супругов руководствовалось не так каноническими и государственными правилами, как традиционными, «местными» обычаями. В судебных книгах, начиная с середины XVI в., Достаточно документальных данных о том, как происходило в те времена развод. Вопреки тогдашним церковным и даже светским законам развод могло осуществляться и без участия духовной власти. Акт расторжения брака приобретал юридическую силу после того, как супруги в присутствии свидетелей выдавали друг другу так называемые «роспусние письма», которые затем лично заявляли перед правительством, в юрисдикции которого они находились, для внесения в актовые книги «для вечной памяти» . Древнейшие подробные документальные сведения о том, как расставались супруги, датируются серединой XVI в. Упоминания о самом факте развода супругов случается и в более ранних документах XV в., В частности из Галичины.
Итак, развод, как правило, происходило без участия церковной власти, однако под надзором светских властей. Случалось, что развод осуществлялось не перед правительством, а просто в семейном кругу, в присутствии родственников и знакомых, перед которыми супруги заявляли, что они «единодушно», по взаимной договоренности и согласию дают друг другу «непотребство с малженства». На такой семейном совете решались имущественные дела супругов, связанные с приданым и вином: приданое забирала с собой женщина, возвращаясь к своей семье, вино оставалось мужу. На этом процедура развода и завершалась. Порой «развратные письма» юридически оформляли: их относили в суд, где в актовых книгах делались соответствующие записи. Однако делалось это в тех только случаях, когда появлялась перспектива повторного брака с другим лицом. Порой такие записи появлялись с опозданием на несколько лет. Очевидно, именно так происходило развода среди людей «простого сословия». Имеющиеся документы, запечатлевшие процесс развода в таком виде, касающиеся развода людей «окраинной шляхты», которая в своем быту не отличалась от основной массы украинского «простонародья».
Заявления о разводе людей простого сословия делались также перед домениальное судом феодала, на что указывают как конкретные примеры из архивных документов, так и сам факт появления запретительных универсалов короля на жалобы духовенства.
В судебных делах по вопросам разводов привлекают внимание прежде всего такие основные моменты. Главным условием развода было согласие на это обоих супругов: и мужчина, и женщина дают «непотребство с малженства» друг другу. Выдачей «развратных писем» разведенным мужчине и женщине предоставлялось право жениться на другой лицом. Если у разведенной пары были дети, то они распределялись между отцом и матерью при их договоренности.
Разногласия, ссоры в супружеской жизни признавались вполне достаточным и довольно обычным в то время поводом для развода, что отнюдь не вписывалось в канонические рамки. Таких разводов подавляющее большинство. Чрезвычайно редко, но все же были случаи, когда семья распадалась по другой причине. Такой причиной, например, могла быть тяжелая, длительная и неизлечимая болезнь одного из супругов — причина, которую признавало еще древнерусское право.
Отсутствие одного из супругов также признавалось законным поводом для развода и возможностью вступления в повторный брак. Когда кому-то удавалось вырваться или выкупиться из плена, тогда обычное право предпочитало первом браку, не признавая второго, заключенного в отсутствие одного из супругов. Однако дети, рожденные в повторном браке, считались законнорожденным и сохраняли за собой все гражданские права и право на наследство. Впрочем, и здесь обычное право предоставляло возможность семьям самим решать такие проблемы самостоятельно и по взаимному согласию без внешнего вмешательства.
Достаточным поводом для развода признавалась перемена религии одного из супружеской пары, однако и здесь требовалось согласие обоих супругов. Заявления такого содержания были вписаны в гродские книги.
Следует напомнить, что на «помолвке», которые происходили после сватовства и предшествовали свадьбе, на которых родители жениха и невесты обсуждали между собой условия брака, где и заключалась брачный контракт — «интерциза», родители молодых (когда принадлежали к разным вероисповеданиям) договаривались также и о том, в чью веру, родительскую или материнскую, должны вихрещуватися дети, родятся в этом браке.
Сразу следует отметить, что отношение к межнациональным бракам в тогдашнем украинском обществе было неоднозначным. Такие браки практиковались больше среди высших сословий, что было связано прежде всего со стремлением получить все те привилегии, которыми пользовалась шляхта польских земель, даже путем бракосочетания. В народе проявлялось негативное отношение к межнациональным бракам, было одним из средств сохранения национальных традиций, проявлением верности вере отцов, естественного чувства этнического самосохранения. Таковы были объективные причины. Субъективные же обусловлены различиями внутрисемейных традиций, взаимоотношений между членами семьи, норм поведения, морали, взглядов на место и роль женщины в семье, на воспитание детей и т.п.. Наконец, и самим бытом, укладом семьи не только в пределах этноса, но и каждой этнографической группы. Поэтому сообщение о женитьбе с представителями разных национальностей встречаются в документах крайне редко. Избегание, что не было но никак враждебностью, в народной среде (не только украинского) национально смешанных браков на территориях, заселенных разными этническими группами, отмечали этнографы и в конце XIX в.
Документы также свидетельствуют о том, что светские суды, опираясь на нормы обычного права, выносили решения о разводе и в тех случаях, когда один из супругов осуществлял или только помышлял любые преступные действия, которые угрожали жизни или здоровью второго или его родителей .
Сколько тоски, отчаяния, безысходности в словах народной песни:
Эй, горе, горе,
Что чужая Украине!
Ге-ей, а еще хуже, что неверная жена!
Нарушение супружеской верности, которое по каноническому праву могло быть причиной развода, отсутствует, однако, в перечне основных мотивов расторжения брака среди супружеских пар XVI — XVII вв. По Уставу, как и в древнерусском праве, прелюбодеяние считалось особо тяжким уголовным преступлением и каралось смертью. Не менее строгие постановления магистратских и ратушных судов. В делах нарушение супружеской верности они руководствовались артикулам Магдебургского права, основные положения которого совпадали с нормами обычного, по которым «чужеложник должен бить на горле каран, а чужеложниця в позорного столба бита и от права малженского отдален». Об этом вспоминают и сторонние наблюдатели. Павел Алеппский, описывая обычаи казаков, в частности, писал: «В казацкой земле, когда поймают мужчину или женщину на прелюбодеянии, как стой собираются на них, раздевают и расстреливают. Такой у них закон, и никому не может быть ласки».
Однако следует заметить, что суд оставлял право последнего голоса за обиженным из супругов, который мог и простить своей неверной половине, тогда решение суда становилось условным. При этом судьи руководствовались нормами обычного права, согласно которым главным условием развода признавалась согласие самих супругов.
Как видим, основные причины, которые приводили к разрыву в семье, имели прежде морально-этический характер. В них отразились народные взгляды на семью как на союз равноправных лиц, отношения которых должны строиться на взаимном уважении. Немалую роль здесь играло традиционное отношение к женщине не как к бесправной существа, а как к равной мужа лица. «Когда это правда, — отмечал Иван Франко в своей статье» Женская неволя в русских песнях народных «, — что по мере культурности всякого народа может служить то, как народ обходится с женщинами, то и это несомненная правда, что русско-украинский народ после сеи степени покажется высоко культурным в отношении других соседних народов «.
По обычаю, чтобы жениться или выйти вторично замуж (или третий и т. д.), вдовца или вдовы надо выждать полгода траура, после чего уже разрешалось следующее бракосочетания. Литовский статут отмечал, что если бы женщина до шести месяцев посмела выйти замуж, тогда она теряла записанное ей от мужа вено и должна была заплатить штраф «заведения в сокровищницу нашего двадцать рублей денег». Относительно Магдебургского права, то было сказано, что каждый волен жениться столько раз, сколько пожелает, пока без женщины не может или не хочет, хотя их умерло у него три или четыре; так же и женщине после смерти мужей своих свободно идти замуж за другого . На эти положения, не противоречащие народному обычному праву, как видно из документов XVI — XVII вв., Ссылались суды, а духовенство НЕ отказывалось благословлять браки четвертый и даже пятый раз.
Значительно более поздние этнографические записи XIX — начале XX в. из разных регионов Украины свидетельствуют о распространенности в народном быту многих сторон обычно-правовых норм в семейно-брачных отношениях, семейных обычаев и обрядов, которые были характерны для периода XVI — XVII вв., которые сохранил и пронес через века порабощен, территориально разобщенный народ как часть этнической самобытности.


Tags:

Развод по-украински


Similar posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*