Поэт за шахматной доской

Written by bobrpravda   // 23.09.2013   // 0 Comments

Михаил Шека

Михаил Шека

Приближается 70-я годовщина освобождения Чернигова от гитлеровских захватчиков. Осталось очень мало людей, которые помнят ужасы немецкой оккупации. Но Михаил Шека как сегодня видит еще и первые, самые страшные дни вторжения чужаков … 

— Мне кажется, господин Михаил, что преодолеть все тяжелые и сейчас, в весьма почтенном возрасте, вести активную и разноцветное жизни вам помогала, кроме предков генов, еще и неодолимое тяга к прекрасному.Знаю, что пишете стихи, которые, на мой взгляд, ничем не уступают многим произведениям моих коллег по Национальному союзу писателей. Может, с этого и начнем? Прочитайте, на ваш выбор.

— Охотно. В облаках, дымно-цветных, Солнце лучи купает. пчелиную сок медовый В цветах клевера собирают. Как они работают хорошо не повредив личинку, Нектар золотой краскиВыбирают через минуту. И — скорее в дом, Одно улей краю села. Круги, будто в карусели,Делает трудовая пчела. Другие клеят из воска соты, Другие тянут трутня прочь … Гудит улей от работы. Кто не делает — потому смерть. Всем управляет только мать, учит потомков жить.Хотя может и наказать, Умеет всех любить. бы люди так, как пчелы, Управлять умели, Не было бы войны никогда Втрое бы лучше жили. — Михаил, вы 1931 года. Очевидец войны … Что врезалось в детскую память? — Двадцать третьего августа 1941 года, в шесть часов вечера, налетели немецкие самолеты. Я был в центре Чернигова. Отец мой работал в облисполкоме, заместителем председателя. И все сотрудники бросились на крышу — тушить зажигательные бомбы. А немцы их уже столько набросали, что город запылал, как факел. Горел и наш дом по улице Селюка. У меня было три сестры. Наименьшая — младенец, шесть месяцев. Мы все выскочили, побежали на Бобровицу (окраина города — Авт.). Там тоже носились самолеты, расстреливали людей из пулеметов. Мы были настолько напуганы, что в течение ночи оказались в 14 километрах, в Равнополье. Там был трест столовых Облпищепром, где мы и пробыли всю войну. Работали, пока наши не пришли. А потом отец вернулся, ранен, в 1944 году. Его забрали из-под Житомира — восстанавливать Чернигов. В 1946 году из-за ранения отец умер. Похоронили торжественно, взвод солдат салютовал … А нас выселили из служебной квартиры. — Так почему, за что? — А потому, что пришел новый руководитель на его место.Так я как старший забрал сестер, перевез в район нынешней нефтебазы. Построил будку с лозы, и мы там зимовали. Выжили, хотя и голод был страшный в то время. Долго рассказывать нельзя … — Да. Пока в глазах не потемнеет. Дальнейшая ваша биография тесно связана со спортом, и яркая, пожалуй, страница — шахматы. Когда это все началось? — С раннего детства. У нас был сосед, герой гражданской войны, у него под сердцем сидела пуля. Того мужчину посещал врач, они играли в шахматы. А я наблюдал и так научился играть. Затем, в 1939 году, соседу делали операцию, но он не выдержал и умер. А всерьез я начал играть работая на Черниговской фабрике музыкальных инструментов. Мне было 16 лет. До этого работал в Ровнополье подручным в кузнице, бил молотом. Далее стал уже специалистом, кузнецом — это в пятнадцать. А потом — всю жизнь на фабрике. Изменилось десять директоров, а я там. Пятьдесят один год обогащал страну мелодичными изделиями. Теперь меня туда не пускают. Потому на территории этой — куча разных предприятий, неизвестно чем помогают людям. А производства, которому, собственно, отдал жизнь, — нет. — Вернемся к шахматам. — В 1949 году мы поехали в Киев, командой. Хотя меня по производству отпускали неохотно, потому что выполнял почти две нормы — как машина всю смену работал. А в столице проходил отборочный турнир общества ?Красная звезда? — было тогда такое. Мы победили и поехали уже в Минск, на Всесоюзные соревнования. Сорок два дня — сегодня о таком и думать не стоит. А потом меня как молодого оставили еще на юношеский тренировочный сбор — две недели. Вот роскошь! Многому научился. В 1952 году забрали в армию. В Семипалатинске меня включили в первенстве области, занял первое место. Наше подразделение строил аэродромы, путешествовал по стране. Так я попал в Моздок, где тоже успешно играл. Во Владикавказе стал третьим (участвовали сильные российские шахматисты). После увольнения в запас, в 1963 году, я выиграл первенство Черниговской области. Причем победил во всех тринадцати партиях. — Здесь мой небольшой комментарий как президента Черниговской областной федерации шахмат. Такой результат означает титул ?абсолютный чемпион?. Так вот, за всю историю мудрой игры в нашем регионе Михаил Шека в таком ранге — единственный. — Случалось выходить в полуфиналы первенства Украины. Среди соперников были известны, яркие личности. Например, Ефим Геллер, один из выдающихся гроссмейстеров страны. В нашей единственной встрече в командном турнире на Спартакиаде народов СССР он защищал спортивную честь Одессы, а я — Чернигова. Сыграли вничью. — Погодите, погодите … Интересная история получается. Геллер, как известно, — единственный гроссмейстер в Советском Союзе, а может, и на всей планете, который имел положительный баланс в поединках с Робертом Фишером. Знаменитым американским чемпионом мира. А у вас с Ефимом Геллером — все на равных … — Приятно, конечно. Вообще, мне повезло на встречи с интересными коллегами. Взять киевского мастера спорта Николаевского. С ним случился забавный, хотя и не для всех, случай.Пресекались в Одессе до невзрачного мужчину всего-всего шесть матросов — неизвестно почему.Николаевский им гордо: ?Да я мастер спорта по шахматам!? ?С шахмат?? — Зареготилы забияки.И — на него. Только не знали, бедолаги, Николаевский еще и мастер спорта по боксу. И через минуту все оказались на тротуаре, еще не скоро подняться смогли. сводила судьба за шахматной доской и с Владимиром Савоном, который затем стал чемпионом СССР. — Интересно … Но, кроме умственной игры, вы занимались и другими видами спорта. — В волейбол долго играл. Был капитаном команды родной фабрики, выиграли первенство области и, представляя затем регион на чемпионате Украины, завоевали третье место. Вообще бил по мячу через сетку пятнадцать лет. Стометровку бегал за 11,6 секунды. Если же вернуться к интеллектуальным занятиям, то вспоминаю себя как капитана команды клуба веселых и находчивых. Тогда соревнования КВН настоящие были, это сейчас — преимущественно домашние заготовки. А в шестидесятых годах — выходят два капитана, и надо быстро отвечать. Как-то казус интересный случился. Представитель объединения ?Химволокно? говорит: ?Труд украшает человека? Я возьми и ляпни: ?Делает ее горбатой?. Он продолжал: ?Поет хор мальчиков …? Я: ?чахоточный. Исполняют: ?Лучше нету того Свету …? Кончилось тем, что меня забрали за Красный мост (так черниговцы уклончиво называли тогда управление КГБ — Авт.). Хорошо, что директор выручил, потому что намекали, что такой крепкий парень пригодится там, где лес валят. Но для профилактики должен полгода ходить на специальные курсы, где растолковывали советские законы, гуманные в мире. Это же ничего себе — целых полгода! — Но с тех полгода прошло, собственно, полвека … Какие ваши увлечения сейчас? — Живу на даче. Замечу, что большинство лачуг, где живут наши садоводы-огородники, таким гордым словом назвать трудно. Другое дело — у Чехова, помните знаменитый рассказ ?Гости съезжались на дачу?? Это там, где большой компании разгуляться можно. А у нас — белые негры на черных грядках. — случайно, смотрю, вами КГБ интересовалось, Михаил … — Но для себя я эту проблему решил собственными руками. Построил добротный дом, два подвала, гараж, сарай. Двадцать пять соток земли, полсотни деревьев. Новое хобби у меня появилось — прививаю людям в садах, что их интересует. Дело сложное, не всякий сумеет.Груши, яблони привить сравнительно просто, а косточковые породы — трудновато. Высаживаю помидоры, себе и людям. У меня бывает до тысячи кустов. Урожай случается — несколько тонн!Уход, конечно же, требует такая плантация незаурядного. Но за лето уж заскучал за шахматами — период отпусков, турниров нет. Охота поиграть … Говорят, жизнь прожить — не поле перейти.Но Михаил Шека не просто шатался через поле своего бытия. Он его тщательно обрабатывал. И сейчас, на девятом десятке, продолжает собирать обильный урожай.


Tags:

годовщина освобождения Чернигова

Михаил Шека

помнят ужасы немецкой оккупации

Поэт за шахматной доской


Similar posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*