Новый год и Рождество Христово:наши традиции и обряды

Written by bobrpravda   // 31.05.2013   // 0 Comments

Рождество Христово

Рождество Христово

На улице тихо, хоть мак сей. Сизый дымок невпоспих идет из труб, словно с дедушки трубок. Ранний зимний вечер окутал дома терновым опинанкою. То там, то там слышно покрики колодезных корб и журавлей и изредка доносится громкий скрип нрипизнилих прохожих, спешащих битым снежным проселку в свои дома.
Так уж повелось, что в канун рождественских и новогодних праздников каждый пытается вовремя вернуться к своей семье и говорил: ?Кто отобьется от семьи, то целый год блуждать окольными путями …?
В селе вдруг поночие. Только окна поклипують ярким образование, и оранжевый месяц пастух, улыбнувшись на горизонте, осветил безграничный овид, чтобы видно было, как пасутся его отарни овцы — звезды.
Святое чувство наполняет детскую душу неподвластной высочеством. Я поспешно вычищаю снежок с валенок и спешу в дом. Скоро к нам, тешу сам себя, придет настоящая праздничных сказка.
В доме уютно и торжественно. Над окнами полыхают рукомесни мамины полотенца. На углу важно гостит в гнездышке из пахучего сена горшок с кутьей, которого я только пристроил. Рядом с ним розсусидився дидух. Тугой снипок, обрамленный цветными лентами, напоминает мне горячий август. Начиная зажинки, мама приготовили первого снопа и отнесли его в палату.

-С этого зажимы, — сказали после, — мы сделаем дидуха.
-А что такое-дидух? — Осведомился я.
Мамочка, вискипавшы минуту на отдых, рассказали, что давно наши предки готовили на рождественские и новогодние праздники обрядовую украшение — снипок из ржаной или пшеничных колосьев. Называли его дидухом.
Название это, очевидно, идет от дедов. С ними — патриархами родословной — связывали всю этническую историю, поскольку ?дедовский закон? считался высшей формой передачи традиций, их утверждения и закрепления. В более широком смысле это означало духовную жизнь народа и его культуры. Это, в частности, подтверждали и обряды ?Памяти дедов?, которые четыре раза в год отмечали как память предков. Следовательно дидух символизировал духовные начала этнического самосознания.
И вот он, дидух, зготовлен из пшеничной снопа, как полноправный хозяин, занял почетное место в углу. Я было хотел поставить рядом еще и елку, но мама сказали:
-И тебе не жаль, сынок, калечить лесную красавицу? Пусть она лучше живой будет!
В самом деле, лишать жизни деревцу ради временной прихоти — неблагодарное затея. И чем больше я смотрю на дидуха, тем симпатичнее он кажется мне: золотистые колоски, обрамленные лентами, словно улыбаются мне: так и праглося прикоснуться к ним ладонью …
-Может, облечен праздничного костюма? — Обращаются ко мне мама. — Скоро придут виншувальники, а ты до сих пор не убрался как следует.
Смотрю на папу и мать. Они уже одеты в праздничные наряды, и глаза запачкана приятным беспокойством. Итак, ждут гостей.
Спешно вытягиваю из сундука корта, почти не носимые штанишки и Вышиваночки, то их приготовили накануне мамочка. Мамочка подходят ко мне, поправляют рубашечку, причесывают непослушного челки.
-Посмотри, отец, который у нас уже сынок вырос!
Папа осматривают меня с головы до ног и едва заметно улыбаются. Но ни словом не обмолвились, они, знаю это хорошо, весьма скупы на похвалу.
В это время со двора доносятся веселые крик. У уличного окна несколько сильных мальчишеских басов запели:
Ой ли, нет
Господин хозяин дома?
Остальные ответили:
Щедрый вечер, добрый вечер,
Господин хозяин дома?
Запевалы продолжили:
Ой нету, ой нема-
Он поехал на мельницу,
Пшениченькы спетлюваты,
Меда-пива покупать,
Меда-пива покупать.
Щедривникив угощать.
Папа, спешно накинув внакидку кожух, вышли на улицу. Сквозь приоткрытую дверь донеслись крик колокольчиков.
-А вот и господин хозяин! — Басуватим голосом сообщил старший. — Позволите в вашем доме заколядовать?
-Красно прошу, заходите! — Упрашивают папа.
Вскоре дом оживает громким многоголосием. Под сопровождение тройственных музыкантов — свирели, скрипки и бубна — лихо покачивается над головами колядовщиков многоугольная звезда, пристроена на палке. ее яркий малиновый цвет создает особое настроение. Я уже знаю, что звезда — непременное собственность ватага, есть проводника (а по-нашему — березы) колядовщиков. На эту роль сельские ребята заранее выбрали остроумного Мышка Компаня. Он действительно стоит того — острый на слово, умеет непринужденно вести диалоги, знает множество песен и пользуется авторитетом.
Вслед за березой, размахивая передними ножками, прошкуе неуемная Коза. У нее растопыренный рот и островерхие рога, которыми пытается бодать своих соседей. Одета она в вывороченного кожуха, а потому трудно мне узнать, кто же это из парней переоделся в такую ??странную одежду. Козу, как и положено, держит на цепочке Цыган.
Неподалеку, приткнувшись к печи, нимкуе михоноша. У него переброшена через плечо сумка для виддарункив. На эту роль вполне подходит Григорий Крымчук: кажется, сама природа наделила его соответствующими качествами — полнотелый, неуклюжий, с постоянной улыбкой на устах …
А вот Медведя я же не узнал. Кто же из парней так удатливо превратился в животное? Небольшой ростом, он вразвалочку топтался на месте, время от времени подавая глухой рев.
Пока я смотрел колядовщиков, старший вышел впереди группы, трижды стукнув ув пол звездой, сказал:
-Мы пришли к вам, чтобы завиншуваты дом и ее хозяев с Рождеством Христовым и с наступающим Новым годом!
-Спасибо за внимание, — сказали мама и папа и низко поклонились.
Ватаг незаметно взмахнул рукой, и очень многоголосие заполнило дом развесистой мелодией:
Пришли щедровать в ваш дом.
Щедрый вечер, добрый вечер!
Здесь живет хозяин — богатства обладатель.
Щедрый вечер, добрый вечер!
А его богатство — золотые руки.
Щедрый вечер, добрый вечер!
А его потеха — хорошии дети.
Щедрый вечер, добрый вечер!
Папа внимательно выслушали подаренную ему колядку и благотворно поблагодарили за такое внимание. Зато закучерявилась другая — это уже лично для мамы.
А в Дяди Тимофея гарная жена:
На дворе ходит, как луна восходит,
В дом вошла, как звезда сошла.
За стол садится, как золото сияет.
— Не сажайте, дядя, женщины у окошка,
Круг окошка, круг дырочки,
Потому украдут женщину вместо дивочки.
Мамка, вижу, довольно улыбаются. Еще бы: такой похвалы им, кажется, никто не высказывал. Папа хоть и делают вид, что их эта тема не касается, но ревности не лишены.
Но меня самое интересует, какую же виншанивку приготовили гости. Я ведь знаю, что если колядники посещают дом, то непременно должны ощедриты песней и детей …
Тщательно слежу за вождем, стараюсь не пропустить ни одного его жеста. Миша компаний неожиданно поднимает над головой звезду, и хористы запевают:
Ой в поле овес обильный,
Там Вася коня пасет.
Пасе, пасет, припасает,
Лошадь ему приговаривает:
-Ты, Василий, Василечки,
-Возьми меня под уздцы
-Да поедем к девушке.
-У меня лошади не кованые,
У меня сани сломанные.
Добрый вечер!
Папа с мамой расцвели в улыбках. НЕ отстал от них и я. Между тем колядники сделали полукруг, на середину вышел старший и запел:
Добрый вечер, господин хозяин!
Группа ответил торжественным припевом:
Радуйся! Ой радуйся, земле,
Сын Божий родился!
Ватаг продолжил:
Накрывайте столы и все коврами.
Да кладите пирожки с яровой пшеницы.
Но придут к тебе три празники в гости.
Ой первый же праздник — святое Рождество.
А второй же праздник — святого Василия.
А третий же праздник — святое Крещение.
— Ой, люди! — Внезапно воскликнул Цыган. — Что-то наша Козочка захворала!
Все в том числе и я, бросились к животному, обступили ее. Коза действительно, так мне показалось, чувствовала себя плохо: голова у нее повисла на туловище, склонилась как неживая, опустились копыта, а затем бубуць — и упала на пол.
Цыган, державший ее на цепочке, схватившись за голову, стал бегать вокруг, приходиться к телу, прислушиваясь, дышит она.
-Да такая же хорошая животное было, — обратился сочувственно к присутствующим, словно оправдываясь, — и умная, и вдатлива и к еде неприхотлива. Ой батюшки, что теперь будем делать?
Колядовщики грустно покачали головами и только развели руками.
-Дохтор надо, дохтора! — Бросился Цыган до.тата. — Позовите дохтора!
Неньо пожал плечами, мол, где же его взять в столь поздний час? Владелец Кизки снова зайойкав, бегая вокруг животного. Но серая, отбросив копыта лежала неподвижно. Мне вдруг стало жаль животные. А если и в самом деле погибнет, что тогда делать колядники?
-Может, ей воды принести? — Не удержался я от отчаяния. — Подождите, сейчас принесу кружки …
Только я сказал, как кто-то из группы сообщил:
-А вот и доктор появился …
-Ведите его скорее сюда! -Замахал руками Цыган.
Колядовщики расступились. Поправлен пенсне, погордно прошкував настоящий врач в белом халате с шапочкой на голове. Он остановился и сказал, картавя:
-Я Лекарь-аптекарь. Что у вас случилось?
-Коза наша заболела,-слезно приходился возле него Цыган. — Едва дышит …
-Зар-я-аз проверим, — гордо подтвердил врач-аптекарь и пошился в свои и производной чемоданчика, извлечение оттуда трубку и начал обследовать больное животное.
-Ов-я, — покачал головой. — Надежды на выздоровление никакой — должны козочки прирезать!
Цыган и все присутствующие начали слезно упрашивать врача, чтобы тот помог как-то спасти жизнь Кизоньци.
Выждав минуту-другую, пока угомонятся люди, он взмахнул правой:
— Попробую!
Получив из чемодана большого шприца, врач наполнил его жидкостью и принялся делать укол. Сначала Козочка лежала неподвижно, но впоследствии зашевелилась, подняла голову.
-Ожившая!-Вскрикнул от радости Цыган.
-Наша Козочка живая! -Возрадовался группа.
Поблагодарив врачу-аптекарю, Цыган лихо стегнул животное кнутом, и она тут же поднялась на ноги, начала пританцовывать. Круг вдруг расширился. Трио музыкантов ударили величальной, и все присутствующие начали танцевать, напевая:
Ого-го, коза, Встрелилы козу
Ого-го, серая, в правее ушко.
Ого, белая, в правее ушко,
Ой расходись, в именно сердце.
Развеселись, Пуць! Коза упала,
По седьмую дома, Неживая стала,
По веселом! А михоноша ‘
Где коза ходит, Берет дудочку,
Там жито родит, Надыма козе
Где не бывает, да и в жилочку.
Там полегает. Надулась жила,
Где коза ногой, Коза ожила.
Там рожь копной, И пошла коза
Где коза рогом, Но прыгая,
Там рожь стогом. Да носясь,
А в Михайловне Своих детишек
Все ребята стрелки-Да ища.
Коза, как ни с ней не бывало буцалася к присутствующим, пытаясь запугать своими островерхими рогами. Затем, увидев меня, бросилась стремглав, приговаривая:
-Да я тебя рожками заколю, и я тебя ножками притопчу!
Да, думаю, ее оживили, а она еще и конозиться. Но что поделаешь! Чтобы не попасть под общий усмешкой, мигом вскакиваю на лежанку, потом на печь и прячусь за трубу.
-Я тебя и на печке достану! — Пригрозила гостророга озорная и заблеяли на весь дом.
-Угомонись, Козочка,-успокаивает ее Цыган, набрасывая ошейника. -Ты лучше с хозяином дома май дело!
Животное тут же придирается к отцу.
-Подожди, серая. — Папа приостанавливают ладонями ее мятежный дух. — Я видкуплюся, — и спешат достать из сундука заранее приготовленные виддарункы.
Тут как тут появляется и михоноша. Папа бросают в его мешок яблоки, кольцо домашней колбасы, вкусовой печенье, что приготовили мама.
-А вот такого вы еще никогда не пробовали! — И подают причудливой формы бутыль. — Посмакуйте, как завершите колядовать.
Береза ??поднял сосуд и просветил ее сквозь ночник.
-Ли, случайно, не чародийницьки лекарства? — Улыбнулся старший.
-Почти, — ответили папа. — Но, чтобы не интриговать вас, скажу: это медовка, изготовленная по рецептам старокиевских медоваров. Таким напитком пользовались еще при Владимире Великом. Изготовлен он из меда и лекарственных трав. А простаивал я его двадцать пять лет …
-Ого! За такой виддарунок, — передавая напиток михоноша, сказал старший, — должны песней завиншуваты.
-Давайте сначала поужинаем, — обратились к присутствующим мамочка.
-Спасибо красно! — Ответил Береза. — У нас еще работы и работы — полсела надо обойти.
Вдруг подала голос скрипка. ее поддержали бубен и свирель. Хор запел:
Слава нашим хозяевам.
Что так вежливо нас принимали.
Щедрый вечер, добрый вечер,
Хорошим людям на здоровье!
Что так вежливо нас принимали,
Мед-пивом угощали.
Все мы рады в этом доме
Веселенько погулять.
Но на этот раз извините-
Нам пора отправляться!
Шайка колядовщиков под сопровождение песни оставила наш дом. На душе было одновременно радостно и грустно. Радость — от веселого спектакля, которую подарили нам сельские колядники, а грустно — от того, что так быстро закончилась обрядодея.
Поужинав двенадцатью блюдами, я лег спать. Однако сон долго не приходил ко мне. Перед глазами сменяли друг друга праздничные персонажи — Ватаг, Цыган с Козой, Медведь, хороший врач и грузный михоноша. Какие хорошие, думалось мне, у нас народные обычаи. Жить бы им и жить! Ведь что есть лучше, когда в дом накануне рождественских и новогодних праздников приходят колядники с благородным пожеланиями:
Щедрый вечер, добрый вечер,
Хорошим людям на здоровье!


Tags:

Рождество Христово


Similar posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*