Медведь- дух-защитник, дух-целитель, воплощение души умершего родственника

Written by bobrpravda   // 29.03.2013   // 0 Comments

Медведь Медведь

Медведь

Медведь

Медведь

Медведь во многом похож на человека: стоит на задних лапах, имеет следы, похожие на человеческие. Поэтому в мифопоэтической сознания появилась мысль о родстве, общее происхождение или создание медведя с человека. Или же, наоборот, человека с медведя. Культ этого животного кое-где и поныне существует у разных народов: в Обской и Сургутского хантов, айнов и нивхов, лопарей, бурят, финнов, кавказских горцев, алтайцев, киргизов, русских … Медведь является символом богатства, плодородия и изобилия. Обская угры считали, что бурый медведь принес им огонь, ненцы — что белый медведь научил их пользоваться огнем, эвенки рассказывали о медведе, который вместе с вороном создавал вселенную. Медведь в сказках и легендах есть дух-защитником, духом-целителем, воплощением души умершего родственника.
Украинский считали, что, идя охотиться на медведя, обязательно следует поститься и молиться, а оббиловуючы зверя — смочить его кровью ружье: тогда она всегда стрелять метко. Курейськи кеты, один из народов Сибири, имели обычай брать на охоту подростков. Охотник отрезал кусочек медвежьего сердца, погружал его в кровь зверя и велел сыну съесть, сказав перед этим: «Ты — сильный, отец. Перемитиш, сильнее тебя, я стану еще крепче, мое сердце будет еще крепче твоего». Иногда мальчик должен, держа за уши, оседлать медведя, который еще шевелился.
У россиян медведем пугали совсем маленьких детей:

Чоконькы-бляконькы
По полю ходили,
Огород городили.
Злой медведь.
Не бери больших,
Бери маленьких,
Косолапеньких.
В представлениях украинской, особенно жителей Карпат, медведь встает мощным лесным жителем, царем зверей, которого вслух и называть опасно. Поэтому это животное чаще зовут «дядей», «великим», «отцом», «верзила», «старым», «мельником», «Бортником», «лесным человеком», в сказках действует «Медведь-сброд».
В одной из украинских сказок медведь — это брат великана, которого убивает главного героя: «Вдруг к нему выскочил медведь: — Ага, попался мне в руки, вору! Должен знать — я брат того великана, которого ты потерял, я бы тебя задушил сразу , но это будет мала казнь. Хочу еще помучить, а потом уже уничтожу. Иди и живи. Но не смей жениться. Ибо если женишься, той минуты тебе конец «.
Здесь речь идет о посвящении подростка в мужья — инициацию, после которой разрешалось жениться. Во многих описаниях этого обряда присутствует «чудовище», в чреве которого происходят имитированы смерть и рождение мальчиков. Таким чудовищем предстает в сказке медведь — брат великана, который обещает съесть молодца, как только тот соберется взять себе кого-то в жены.
С идеей плодородия, урожая, рождаемости связано командировки медведем во время свадьбы, Масленицы, Пасхи в украинской, поляков, чехов, русских, словаков. При похоронного командировки в украинских Карпат ли не самым распространенным был образ медведя. Он тут возникает прародителем, тотемом, магической животным, символом плодовитости, благополучия и здоровья. Медведем убирали, используя вывернутые кожух, шапку с «Ухач», уши делали обычно из ложек. Лицо при этом чернили сажей. Известны две формы забав с ряженым-медведем: это «охота на медведя» и так называемая «медвежья комедия». Игра «охота на медведя» воспроизводила несколько сюжетов: блуждание медведя «горной» со стремлением схватить себе в пищу «коровку» (какую-нибудь из девушек). Девушки весело бежали от того, кто изображал медведя, а в это время, «разбуженные» звуками трембиты, появлялись «пастухи» с ружьями, которые «преследовали» «медведя» и наконец «убивали» его.
Другая игра воспроизводила выступление «ученого медведя», которого приводили «комедияши». Они позвякивали перед «медведем» «деньгами» (камнями) в блюде, поощряя его к танцу. «Медведь» танцевал, приглашал на танец девушек и молодых, остроумно шутил с ними. Сама игра была импровизированной, комизма могли добавить сам «медведь», «комедияши» или другие участники забавы.
Почему при погребального обряда у наших предков появляется ряженый медведь? Ответы на это «темное» вопрос можно поискать в обычаях достаточно далекого от нас сибирского народа — кетов. Убивая на охоте медведя, кеты нежно называли его «старым», уговаривали не сердиться и приглашали в гости. Перед обдирать шкуру, отрубали правую переднюю лапу и гадали с ее помощью, угадывая, кто из умерших родственников пришел медвежьем обличье. Каждый раз, бросая лапу на живот медведя, спрашивали, с какого рода умерший, кто он. Утвердительный ответ означала лапа, упавшая «ладонью» вверх. После такого гадания праву медвежью лапу хранили как амулет.
Интересно также, что гуцулы в субботу перед Троицей, когда в народе поминают так называемых «залоговых» мертвецов, несут в церковь продукты с первого весеннего молока, чтобы медведь не причинил вреда в хозяйстве.
По древним представлениям, первый медведь был богом. В одной из украинских легенд, записанных на Харьковщине, «старик» делает мужчину сначала богом, а затем медведем: «… медведи от людей пошли плодится, от того человека, который был богом». В сибирской и североамериканской традициях существовало верование, что души могущественных шаманов обладали способностью приобретать медвежьей подобия. Шаман не только отождествлял себя с медведем, но и наделял «медвежьими» чертами участников ритуала. Оборотней-медведей знают и другие народы.
У восточных славян распространены представления о медведях-оборотней, которыми перебрасываются волшебники, или о людях, заколдованных в медведей. Чаще превращение происходит во время свадьбы, поскольку именно этот обряд принадлежит к ритуалам «перехода», когда человек, по древним представлениям, находится на грани — «миров», социальных сословий, разных родов … Поэтому именно в такой день легче навредить, оказывая всевозможные метаморфозы.
В легендах многих славян медведем становится человек, наказанный Богом за какую-то провинность. Наибольшей популярностью среди белорусов и украинский получила легенда о устрашения Христа. «Когда Господь ходил по земле с апостолами, шли однажды по какой-то реку возле мельницы, и надо им было переходить мостик. А мельник взял и спрятался под мостом, чтобы напугать их. Он надел кожух шерстью наружу и неожиданно выскочил из-под мостика. Тогда Господь сказал ему: «Да чтоб ты так бегал, пока твоего возраста!» С того времени и повелись на свете медведи «. В вариантах этой легенды мельник (богач) не захотел пускать Христа переночевать и спрятался от него под колесо (под овечьей шерстью), за что и стал медведем. В другой легенде медведями появлялись жители целой деревни, проклятые странствующим монахом за то, что не хотели впускать его в дома. Довольно распространенная в русских легенда о происхождении медведей от жадных супругов. Однажды в лесу старый рубил липу, что обратилась к нему человеческим голосом и попросила не трогать ее.
Зато дерево обещало сделать для деда все, чего тот пожелает. Сначала он попросил нарубленных дров, а потом, по наущению своей старой, просил все больше разнообразных выгод и доходов. И наконец бабе захотелось, чтобы ее и деда боялись люди. Так старые оба становятся медведями. Русские Севера рассказывают, что медведи — это дети Адама и Евы, которых те прятали в лесу. У болгар и сербов бытует легенда о медведе, на которого превращается падчерица (или невестка), которую посылает мачеха (свекровь) стирать черную шерсть, пока она станет белой.
Родстве человека и медведя свидетельствуют поверье закарпатских украинских: если снять с медведя шкуру, то он выглядит, как человек: самец — как мужчина, а самка — как женщина. Так же думали и Енисейского ханты: медвежья шкура — только покров, под которым — существо человеческого вида, наделен божественной силой и мудростью: «… как человек: шкура — только одежда, как у нас».
Существовало верование, что, как и волк, медведь может напасть на корову только с божьего благословения. Гуцулы, чтобы уберечь коров от медведя, никогда не выгоняли впервые скота на Благовещение.
На женщину же медведь совершает нападение с другой целью: чтобы забрать в лес и жить с ней как с женой. Существует много легенд о том, что дети, рожденные женщиной от медведя, или же, наоборот, медведицей от мужа, имеют большую богатырскую силу и не могут жить ни среди людей, ни в лесу среди зверей. В кетов существовал миф, предшествовавший ритуалу, о семилетнего медведя кайгуся, который был сыном медведя и женщины. Решив жениться на девушке, кайгусь отправляется к людям, не послушав предостережений отца-медведя и зверей, встречались ему дорогу: «Не уходи, назад не вернешься, убьют люди». С похищенной девушкой молодой кайгусь, преследуемый ее отцом, долго скитается лесом, пока, обессиленный, сам идет навстречу погибели. Перед смертью медведь рассказывает, что следует делать людям с его телом: как отрезать его правую руку и гадать о том, сколько дней он «гостить» у охотников, чем его кормить, как собирать кости и что делать с головой.
В одной из сказок, записанных братьев Гримм, медведь долго посещает двух девочек, намекая им, что именно он — будущий жених одной из них: пока смерть злого карлика не освобождает его от чар. Принц, которого карлик превратил в медведя, женится на Биляночкою («Биляночка и Ружечка»). Сказка о таком браке скрывает раньше представление о возможном браке медведя и девушки. Еще отдаленных аналогия в сказке «Медвежатник», где девушка женится на солдатом, которому нечистый приказывает семь лет не мыться, не бриться, не обрезать ногти, позволяя только спать на шкуре убитого им страшного медведя.
Особое плодовитость, которую приписывали медведю, свидетельствует песня, где тот осуществляет каждое утро:
Ой не знала бедная вдова,
Как на свете жить,
Да и наняла мишку
За плугом ходит …
У чехов и словаков на праздник Масленицы женщины пели про лен и конопля, танцуя с ряженым медведем. Каждая при этом пыталась оторвать от него пучок гороховой соломы, чтобы положить ее в курятник — чтобы куры «велись». А у русских с медведем обходили поля — чтобы урожаи были лучше.
Мифологи предполагают, что медведь — один из древнейших символов жениха. Белорусские и российские народные песни подтверждают это предположение:
Мядвенник идет, мядведя ведет.
А хадитя, дети, мядведя глядеть!
Белорусы также утверждают: «чым мядзведзь касмацейшы, тым жаних багацейшы». Эта же символика и в украинских свадебной песни о «нечестной» невесту:
Хотя езжай, матушка, хоть не езди,
Уже дочери разодрал медведь!
Русские и болгары ассоциировали невесту с медведицей. В Тверской губернии после венчания пели:
Свекор-отца говорит:
— Нам медведицу вядут!
Перед свадьбой девушки-болгарки переряджають невесту медведицей, и та рассказывает, откуда взялись медведи: молодая девушка, которую преследуют холостые парни (или турки) бежит в горы и там становится медведицей, чтобы ее не поймали. Свой рассказ невеста сопровождает пантомимой: показывает, как медведь становится на задние лапы, рыкающий.
Поляки, чтобы проверить девственность невесты, заставлять ее смотреть в глаза медведю. Зверь был зареветь, возмутившись ее «нечестностью». Итак, медведь как зверь «чистый» наводил страх на нечистую силу. Он мог снять чары, когда кому-то было «предписано» — стоит только провести медведя через дом или окурить помещение его шерстью. Медведь также «слышит» ведьму и всегда отказывается заходить в ее дом. Домовой медведя боится, и когда очень розбешкетуеться, россияне заводят в хлев медведя. Поляки верили, что медведь может прогнать водяного; русские — что «рижный» убегает от медведя, оставляя ему сокровище; немцы — что карлики дрожат перед хозяином леса — медведем.
Водяного медведь не любит, как лесной житель — жителя водяного, медведь помогает Мельнику прогнать назойливого водяного, что повадился ходить к мельнице. И поэтому иногда украинские называют медведя «мельником». Рыбаки опасаются вспоминать медведя вслух, потому водяной поднимет бурю, или разорвет сети.
Однако известно также, что медведи знают с лешими. Но это и не удивительно, в леших «олени, серны, зайцы — их скот, а медведи, волки, рыси — их псы и коты. Они пасут свою звериную и следят, чтобы им не стало что плохо». Поэтому, понятно, медведь — охранник скота. Череп, когти и шерсть медведя вешать в хлеву или на конюшне не только для того, об уберечь домашних животных от злых сил, но и для того, чтобы они плодились, «велись».
Медведя — сильного и смелого зверя — люди не только чествовали, но и боялись. Тех же, кто сумеет победить страшную животное, считать героями. Одна из закарпатских сказок повествует о мудром и изобретательного деда, поборол медведя, который съел его любимую овцу Северо:
«- Эй, ты мою Северо съел? — Крикнул ему дед.
Медведь открыл пасть, заревел. А дед схватил шапку — и медведю в горло! Ему дыханье сперло, упал на землю, забрасывал собой и сразу сдох «.
С медведем связывали целый ряд народных примет. Считали, что медведь залегает в зимнюю спячку на Воздвижение, где-то посреди зимы переворачивается на другую сторону, а просыпается на Сретение или Благовещение. Белорусы, чтобы помочь медведю выйти из его логова, праздновали «Комоидицю». Накануне Благовещения готовили и потребляли пищу, которую считали медвежьими лакомствами: гороховые «комы», овсяный кисель и сушеную ботву репы. После обеда обязательно долго перекатывались из стороны в сторону, чтобы помочь таким образом медведю проснуться. Гуцулы говорят: если, проснувшись, медведь заметит свою тень, то еще шесть недель спать, до теплого Алексея, потому что все это время стоять морозы.
Сербам и болгарам известны так называемые «медвежьи» дни, которые празднуют, чтобы защититься от медведя. Эти дни приходятся на св. Андрея, св. Саввы и св. Прокопия, которых считают охранниками от медведей. Накануне св. Андрея у сербов и болгар варили кукурузу и оставляли ее на ночь во дворе — чтобы накормить медведей. Конечно же, и того, на котором верхом ездил сам св. Андрей. Интересно, что кое-где в Болгарии, отмечая таким образом медведя, кукурузные зерна и хлеб не оставляют на улице, а подбрасывают в дымоход. Это, безусловно, является свидетельством того, что болгары считали медведя первопредком, ведь печь и дымоход является тем местом, у которого селились предков души. Эту же мысль могут засвидетельствовать и другие верования: в этот день не стирают, не прядут, а также не ремонтируют старого обуви. Именно этих работ, чтобы почтить предков, не выполняют и в другие поминальные дни, боясь засорить глаза умершим родственникам.
Образ медведя видим в лечебных и любовной магии и в народном соннике. Если девушке приснится медведь — пусть ждет жениха. Если во сне она будет есть медвежатину — будет свадьба в семье. Шерстью медведя окуривают больных — от испуга и от лихорадки. В заговор от порчи медведь на своем хребте относит болезнь «в темные леса, на тряску болота». Когти и шерсть медведя используют как оберег от дурного глаза. Когда «ломит кости» или при обморожении — больные места натирают медвежьим салом. Им же мажут лоб, чтобы иметь хорошую память. А иногда верят, что, съев медвежье сердце, можно исцелиться от всех болезней сразу.


Tags:

Медведь


Similar posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*