Как спасались от фашистов во время войны

Written by bobrpravda   // 17.10.2013   // 0 Comments

Как спасались от фашистов

Как спасались от фашистов

В памяти старшего поколение не погаснут воспоминания о трагических первые дни войны. Правда, некоторые так спешил встать на защиту Отечества, что перепутал фронт с тылом. Вместо того, чтобы организовывать группы подпольщиков сопротивления оккупантам, оказывались где-то в глубоком тылу за Волгой — в Оренбурге или Ташкенте. А после освобождения временно оккупированной территории возвращались в родные места, чтобы проводить ?зачистку? от подозрительных элементов, по принуждению или добровольно сотрудничали с оккупантами действовали в группах сопротивления в зависимости от обстоятельств вопреки оставленным инструкциям. Именно эти заволжские фронтовики активно выступали против реабилитации многих смелян, в том числе Родзевича, заставляя местные власти направлять письма-протесты в директивные органы, чтобы лишить Родзевича реабилитации. Еще более вызывающе действуют сегодня их потомки, понося память великих украинского, обвиняя их в несуществующем предательстве, сотрудничества с оккупационными властями, которая, мол, при их содействии уничтожила тысячи мирных жителей.
Ярким примером этого, на наш взгляд, является уголовное шеститомная дело, которая хранится в архиве УСБУ в Черкасской области. Возбуждено в 1946 году во исполнение указания Сталина о борьбе с националистами. ?Склепали? ее сотрудники управления охраны МГБ Одесской железной дороги.
В 1957 году один из обвиняемых А.Л.Бондаренко в этом деле говорил:
— Ла-в в течение трех месяцев содержания в одиночной камере беспощадно бил меня. Во время допросов выбил все зубы … Меня бил не только Ла-в, а бывало в кабинет заходили три верзилы, становились по углам — и, как мячом, бросали меня ударами друг к другу, пока я не падал.
Во время встречи с одним из авторов этих строк легендарный партизан, командир роты второй украинской партизанской бригады Петр Теличенко, рассказывая о том, как его пытали, также вспоминал, как в четырех углах становились крепыши и футболили его из одного угла в другой, пока он не падал в обморок. Следователь это называл игрой в футбол. Только вместо мяча был человек.
— После таких пыток его забросали во влажную напивзаснижену камеру с разбитыми окнами, переполненную крысами, пытались откусить кусок мяса из тела, свидетельствовал А.Л.Бондаренко при реабилитации 14 февраля 1957.
20.02 .1957 года один из одесских следователей Виталий Пеняева рассказывал:
— Бывало не раз, когда тот или иной арестованный не давал нужных показаний, его передавали Ла-ву и он через некоторое время добивался нужных показаний.
К таким одесских ?костоломов? попал в сентябре 1945 года в числе 11 смелян хорошо известен в Смеле врач, который до войны заведовал городским отделением здравоохранения, а после войны возглавлял поликлинику, дворянин по происхождению семидесятилетний Владислав Родзевич. Тот Родзевич, семья которого по сути стала второй семьей всемирно известного теоретика космических исследований Юрия Кондратюка (Александра Шаргея), и который спас будущего ученого от деникинцев, а после от чекистов, заполучив ему документы на имя Юрия Кондратюка.
Фигура известного смелянского врача была для чекистов одиозной. Дворянин. Во время учебы в Киевском университете был знаком с Львом Троцким. За активное участие в революционном движении молодежи царский суд вынес приговор — два года тюрьмы. Отбыл наказание. Окончил. Поскольку ему запрещалось жить в больших городах, поселился в Смеле. Возглавил железнодорожную больницу на станции Бобринская.
Когда гитлеровцы приближались к Смелы, городские власти выделили семье известного врача автомашину для эвакуации. Доехал до Плескачовка — и тут постигло горе. Умерла жена, Мария Ивановна. Владислав Владиславович вернулся в Смеле и передал автомобиль для эвакуации семьи партийца.
Во время оккупации занимался частной практикой. Частично преподавал в медшколы. Помогал военнопленным. Когда в Смеле появился батальонный комиссар Архип Радишевский, несколько раз помогал ему деньгами для создания группы сопротивления.
В деле хранится справка Черкасского партархива о том, что В.В. Родзевич вступил в октябре 1942 года в подпольную организацию сопротивления, давал фальшивые диагнозы, спасая граждан от ареста и отправки в Германию, помогал деньгами и медикаментами партизанскому отряду.
После освобождения Владислав Владиславович принял активное участие в возрождении медицинских учреждений города и района, передал в фонд обороны все свои фамильные ценности. А этих ценностей, как свидетельствуют смеляне, хватило на строительство не одного танка.
Но перед одесскими следователями в том трагическом 1946 году стояла задача не установить истину, а во что перевыполнить доведен план по выявлению контрреволюционных элементов.
Владислав Владиславович, воспитанный на традициях чести и совести дворянской семьи, веруя в справедливость пролетарского правосудия, ничего не скрывал. Учитывая признание, обвинительное заключение оказался безжалостным: 10 лет с конфискацией имущества.
В приговоре также указано, что предал смелянских подпольщиков внук Владислава Родзевича — Глеб Арабажин. А что же было на самом деле с Глебом, над которым до сих пор висит клеймо предателя?
Сохранились свидетельства, в частности Владислава Владиславовича, матери и сестры подпольщика Юрия Канарского. Мать Канарского — Надежда Ильнивна и мать Александра Мищенко — Наталья Васильевна, отец Отамановского — Николай Михайлович рассказывали нам в свое время только о дружбе Юрия с Глебом, и не обмолвились ни словом о нем как предателя.
Мать Глеба — Марьяна Ивановна — категорически заявляла:
— Свидетельство о предательстве Юры Глебом — подлую клевету. Ведь всем в то время было известно, что выдал немцам группу провокатор с с.Билозир ‘я. Да и мог предать Глеб своего друга, когда его благодаря ходатайству деда сразу освободили под арестом, допросив. А в Одессе в сорок шестом во время пыток из него ?выбили? нужные показания об измене. Свидетелем нашли какого-то сокамерника Юры, который якобы сказал ему, что предатель Глеб. На мой взгляд, этот сокамерник Канарского был подсадной уткой, который втерся в доверие Юры и якобы все выведал.
Важно и такое: в 60-е годы газета ?Молодежь Черкащины? публиковала страницы ?Письма погибших героев?. На одной из них было опубликовано записку Владимира Ткаченко, которой тот сообщал, что их предала одна из жительниц с.Билозир ‘я. Об этом же писал в своем письме от 21.04.1944 года к матери с фронта его старший брат Л.В.Ткаченко.
Судили внука и деда почти одновременно. Деду дали ?десятку?. А внука Глеба Сергеевича Арабажин — расстреляли.
Как рассказывали нам в Смеле, дело Глеба Арабажин рассматривали в военном трибунале ОВО в паре с полицейским из с.Билозир ‘я, участвовавший в казни смелянских патриотов Юрия Канарского, Николая Отамановского и Владимира Ткаченко, многочисленных арестах и расстрелах своих односельчан. В дополнение к его преступлениям служил поступок ?измены?. Факты преступления полицейского повлияли на приговор Глеба Арабажин и после, очевидно, на выводы комиссии по его реабилитации.
После сокращения срока заключения и отбывания наказания Владислав Родзевич с 1951 года работал врачом в одном из домов инвалидов в Одесской области. В инвалидном доме он переступил порог вечности, так и не дождавшись реабилитации.
Кажется, время соответствующим органам еще раз вернуться к уголовному делу Глеба Сергеевича Арабажин — внука Владислава Владиславовича, и не только в ней, но и изучить и другие дела, касающиеся трагедии этой славной семьи, беззаветно служила людям. Ведь, как свидетельствуют уголовные дела Лилии Нейдорф, Ильи Уютного, Семена Глиняного, а также жизнь организаторов сопротивления Юрия Канарского, Александра Мищенко, Архипа Радишевского и других, их деятельность была сложной и чрезвычайно противоречивой. Так, скажем, Юрий Канарский, Глеб Арабажин были сыновьями ?врагов народа?, репрессированных в 1937 году, а Александр Мищенко — сын царского жандарма. Учитывая это, считаем, что еще рано ставить точку в деле реабилитации многих смелян, из которых выбивали факты преступной деятельности одесские следователи из управления охраны МГБ Одесской железной дороги.


Tags:

Как спасались от фашистов


Similar posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*